Гетто мира: «Маленькая Италия» в Нью-Йорке.

Переезжая в новую страну, люди чаще всего селятся рядом с такими же эмигрантами. Это довольно удобно: недорогое жилье, работу можно найти прямо на месте, да и язык учить необязательно – кругом все свои. Так возникают национальные гетто. Первой в нашем цикле будет Маленькая Италия – один из наиболее живописных кварталов Нью-Йорка.

В поисках лучшей судьбы жители Апеннин устремились в Америку еще в начале XIX века. «Большое яблоко» – именно тот город, где эта самая лучшая судьба настигала переселенцев. Видя такое счастье, местный градоначальник Ричард Варик создал специальный комитет, который должен был поэтапно расселять прибывших из Старого света. Недолго выбирая, он отдал им район в Нижнем Манхэттене, назвав это место не иначе как «болото». Впрочем, трудолюбивые мигранты сделали всё, чтобы опровергнуть слова мэра.

Чуть позже, желая показаться добродушным и гостеприимным, Варик, выступая перед переселенцами, заявил: «Нью-Йорк был и остается городом приезжих. Поэтому ваше новое место проживания вы можете назвать Новым Римом или Маленькой Италией». Как видим, второй вариант укоренился. Согласно приблизительным подсчетам, за XIX век от 170 до 200 тысяч синьоров и синьорин прибыли в «Город возможностей».Фото nhregister.com

И если американцы нормально к ним относились, используя итальянцев в качестве дешевой рабочей силы, то вот остальные «понаехавшие», в основном ирландцы и немцы, считали потомков Цезаря людьми второго сорта. В ту пору про них даже ходила такая шутка: «Если вы сядете с итальянцем за один обеденный стол, он будет делать вид, что неголоден. Но стоит вам выйти из-за стола, как он тут же набросится на еду, забыв воспользоваться ложкой». Не добавлял им популярности и тот факт, что они неохотно учили английский. Кроме того, в середине XIX столетия по городу прокатилась эпидемия туберкулеза, а обвинили в этом сами догадываетесь кого.

Однако в следующем веке многое поменялось. Примерно через семьдесят лет любителей пиццы в Нью-Йорке было уже практически 400 тысяч. И в это же время в Америку начинают перебираться представители итальянской мафии. После Первой мировой войны авторитет «Коза Ностры» в родной стране упал, да и с экономикой там было туго, поэтому «славные парни» тоже погнались за американской мечтой. Так район наполнился дорогими ресторанами, барами, казино. Понятно, что деньги в эту роскошь вкладывали богатые доны. Даже музыканты жаждали выступать именно в Нижнем Манхэттене – за ночь здесь можно было «срубить» до тысячи долларов.
Фото loving-newyork.com

Сегодня Маленькая Италия – один из наиболее престижных и дорогих кварталов города. Правда, за последние лет 30 он стал меньше – многие его обитатели разъехались по стране, и на опустевших улицах поселились китайцы из соседнего Чайна-тауна, евреи и граждане бывшего СССР. И все же, туристы и ньюйоркцы во что бы то ни стало стремятся попасть на Малберри-стрит или Брум-стрит, чтобы окунуться в атмосферу итальянской Америки.

И дело тут вовсе не в видимых атрибутах, таких как свежеиспеченная пицца, кудрявые привлекательные брюнеты и брюнетки, клетчатые скатерти. Кажется, что настоящее очарование этого района нельзя увидеть, а только почувствовать, ощутить, да и то – спустя время. По словам побывавших там, Нижний Манхэттен – яркий пример сплетения культур: встретить там итальянца, который говорит на литературном языке, – это редкость. Но и на английском нормально с вами тоже не пообщаются.
Фото loving-newyork.com

В общем, поезжайте туда сами. Особенно удачная пора – сентябрь. В этом месяце проходит грандиозный фестиваль-карнавал Сан-Дженнаро, и Малберри-стрит на 10 дней становится еще более красочной. Хотя, куда уж больше?

Заглавное фото nyclovesnyc.blogspot.com